Мантра: что это?

«Мантра - священное слово, божественный звук, слог, слово или фонемы или же группа слов на санскрите,  обладающие, как полагают верующие, психологической или духовной силой. Мантра может иметь синтаксическую структуру или буквальное значение, а может и не иметь такового.

Самые ранние мантры сочинили индусы на ведическом санскрите примерно 3000 лет назад в Индии. В настоящее время мантры существуют в разных школах индуизма, буддизма, джайнизма и сикхизма. Подобные гимны, песнопения, композиции и понятия встречаются в зороастризме, даосизме, христианстве и других религиях. Мантры различаются по технике применения, структуре, назначению, значению и типам в зависимости от школы и философии индуизма и буддизма. Мантры играют важнейшую роль в тантрической школе. Здесь они считаются священным звуком и сугубо личным ритуалом, обретающим силу только после посвящения. В других школах индуизма, буддизма, джайнизма или сикхизма посвящение не является обязательным.

Мантры встречаются в различных формах, включая например, строфы из Ригведы и saman (например, музыкальные распевы из Самаведы). Они, как правило, мелодичные и имеют математически выверенную структуру, дабы резонировать с божественным и таинственным. Само по себе слог Аум, Ом уже является мантрой. Более сложные мантры представляют собой мелодические  фразы с духовным толкованием, таким как стремление человека к истине, реальности, прозрению, бессмертию, миру, любви, знаниям и действиям. Некоторые мантры, не имеющие буквального значения, своей мелодичностью  возвышают душу и несут в себе огромный духовный смысл.

Этимология и  происхождение

Санскритское слово mantra- (м.; также mantram) состоит из корня man- «думать» (а также manas «ум») и суффикса -tra, означающего инструменты или приспособления,  отсюда дословный перевод  - «орудие мысли». Ученые считают, что мантры возникли еще до 1000 года до н. э. Как заявляет Фриц Шталь, к середине Ведического периода (1000 г. - 500 г. до н.э) мантры в индуизме вместили в себя и искусство, и науку. В переводе на китайский язык это - zhenyan, буквально «истинные слова», на японском онъёми это китайское слово читается shingon (сингон) (которое также используется в названии известной эзотерической секты Сингон). Согласно Бернфриду Шлерату, понятие satyas mantras встречается в индоиранской Ясне 31.6 и Ригведе, которые считают, что структурное мышление находится в соответствии с реальностью или поэтическими (религиозными) формулами, связанными с внутренним удовлетворением.

Мантры являются уникальным явлением не только в индуизме и других индийских религиях, таких как буддизм; подобные творческие конструкции создавались и в азиатских и западных традициях. Фриц Шталь предполагает, что мантры возникли раньше языка.

Определение

Общепризнанного определения мантры не существует. Но по определению Рену, мантра - это мысль. Силберн утверждает, что мантры представляют собой структурированные формулы мыслей. Фарквхар приходит к выводу, что мантра - это религиозная мысль, молитва, священное изречение, но в то же время и заклинание или оружие сверхъестественной силы. Циммер определяет мантру как вербальный инструмент создания в уме какого-либо явления. Бхарати определяет мантру, в контексте тантрической школы индуизма, как сочетание подлинных морфем и квази-морфем, скомпонованных в обычные модели на основе кодифицированной эзотерической традиции, которые передаются от гуру к ученику через посвящение.

Ян Гонда, известный ученый-исследователь индийских мантр, определяет мантру как общее название для стихов, формул или последовательности слов в прозе, которые содержат восхваление и, как полагают, имеют религиозную, магическую или духовную силу; с ними медитируют, их читают, тихо проговаривают или поют во время ритуала, они с особой тщательностью собраны в древних текстах индуизма. Общепризнанного единого определения мантры не существует, поскольку их используют в разных религиях, а также в различных философских  школах внутри каждой религии. К примеру, в некоторых школах индуизма, как полагает  Гонда, мантры  - это sakti (мощь) искренне верующего в виде сформулированной и высказанной мысли. Шталь поясняет, что мантры не являются самим ритуалом, а представляют собой то, что читается или поется во время ритуала.

Буквальное значение мантр и мантры, не имеющие конкретного значения

Существует давняя история научных споров о значении мантр и о том, являются ли они на самом деле инструментом сознания, как это следует из этимологии самого слова «мантра». Представители одной школы полагают, что мантры – это, в основном, бессмысленные звуковые конструкции, в то время как другие рассматривают их как лингвистические инструменты сознания, наполненные глубоким смыслом. Обе школы соглашаются, что мантры имеют свою мелодию и хорошо продуманную  математическую структуру, и что влияние их на тех, кто их произносит и тех, кто их слушает,  подобно влиянию, которое оказывает на людей по всему миру их любимая музыка без слов.

Шталь  рассматривает мантры не с лингвистической точки зрения. Он полагает, что стихи мантр дозируются и согласуются с математической точностью (например, в технике исполнения viharanam), которые находят отклик у читающих и слушающих их, однако, многие мантры представляют собой смесь бессмысленных конструкций, подобных тем, что встречаются в народной музыке по всему миру. Шталь отмечает, что существует множество мантр, которые можно перевести и которые действительно несут в себе глубокий духовный смысл и философию, играющую центральную роль в индуизме, но это вовсе не означает, что все мантры имеют буквальное значение. Далее он говорит, что даже если мантры не имеют буквального значения, они задают ритуалу тон и атмосферу и поэтому бесспорно имеют ярко выраженное ритуальное значение.

Звуки могут быть лишены буквального значения, однако они способны оказывать воздействие. Он сравнивает мантры с пением птиц, которое является средством общения, но не имеет буквального значения. Опираясь на такую ритуальную (saman) категорию индуистских мантр, которую Шталь описал как подобные ариям из ораторий Баха и другим европейским классикам, он отмечает, что эти мантры имеют музыкальную структуру, но, как правило, всегда полностью отличаются от синтаксической структуры обычных языков. Согласно Шталю, несмотря на то, что буквального значения мантры не имеют, они наполнены музыкальным смыслом.  

Ритуальное  пение мантр передается от одного индийского поколения следующему на протяжении более 1000 лет исключительно в устной форме, что, по мнению Шталя, стало возможным благодаря строгим математическим принципам, используемым при создании мантр. Такое шаманское пение мантр в большинстве своем не несет в себе какого-либо смысла и их невозможно буквально перевести с санскрита или любого другого индийского языка, но, не смотря на это, они прекрасны своими резонансными мотивами, вариациями, инверсиями и воздействием. Они притягивают к себе искренне верующих. Шталь не единственный, кто таким образом рассматривал индуистские мантры. Кауса, исследователь древних индуистских ведических ритуалов, был одним из самых первых ученых, который заявил, что мантры лишены какого-либо смыслового значения; их функция не семантическая, а фонетическая и синтаксическая.

Харви Альпер  и другие представляют мантры с лингвистической точки зрения. Они признают утверждение Шталя о том, что многие мантры содержат части и куски бессмысленного арго, однако ставят под сомнение то, что все это относится к языку или тексту. Наличие неких кусков абракадабры не обязательно означает, что в целом все это не имеет какого-либо смысла. Альпер перечисляет множество разных мантр, которые содержат в себе философские темы, нравственные принципы, призыв к добродетельной жизни и даже обыденные просьбы. Он полагает, что из множества мантр верующий выбирает отдельные мантры, выражая тем самым свое намерение и передавая слушателям свою духовную сущность. Мантры используют язык духовной экспрессии, являясь религиозным инструментом, а это то, что крайне важно для любого искренне верующего. Мантра создает ощущение практикующего человека. Она обладает эмоциональным мистическим воздействием, завораживает, вызывает эмоции, а это создает ощущения, которые по определению являются глубоко личными и лежат в основе всех религий и духовных явлений.

Индуизм

История индуистских мантр: Как утверждает Шталь, в ранний ведический период ведические поэты были очарованы вдохновенной силой стихов, четко отмеренными строфами и музыкой. Они говорили об этом, используя корень dhi-, который затем превратился в dhyana (медитацию) индуизма, а язык, используемый для проведения медитации, оформился как мантра. К середине ведического периода (1000 г. - 500 г. до н.э.) мантры отражали все ведические композиции. Они включали в себя, например, стихи из Ригведы, музыкальные распевы стихов из Самаведы, нашёптывание стихов из Яджурведы и громкое проговаривание  яджус-мантр. В период индуистских эпосов появилось множество новых разнообразных мантр, чтобы удовлетворить потребности разных школ индуизма. Мантры занимают центральное место в тантрической школе, которая утверждает, что каждая мантра (bijas) является божеством; именно эта школа индуизма и утверждение, что «каждая мантра - божество», привели к представлению, что у некоторых индусов существуют десятки миллионов богов.

Назначение и структура индуистских мантр: Одна из функций мантр – придать ритуалу торжественность. Каждая мантра в ведических ритуалах связана с действием. Согласно сутре Apastamba Srauta, если в Сутре не сказано, что одно действие соответствует нескольким мантрам, то каждое ритуальное действо сопровождается одной мантрой. По словам Гонды, между ведической мантрой и каждым ведическим ритуальным действием, которое сопровождается мантрой, существует связь и логическое обоснование. В этих случаях для священника мантры служат инструментом ритуального воздействия, а для других –  указанием к ритуальному действию.

Со временем, когда появились Пураны и эпос, в индуизме сформировались понятия поклонения, добродетели и духовности. От индуизма отпочковались новые направления религии, такие как джайнизм и буддизм, появились новые школы, каждая из которых продолжала создавать и совершенствовать свои собственные мантры. В индуизме, как считает Альпер, функция мантр превратилась из обычной в спасительную. Другими словами,  в ведические времена мантры читали с обыденной практической целью, например, с просьбой к божеству помочь в поиске пропавшего рогатого скота, в лечении болезни, достижении побед в спорте или удачи во время путешествия вдали от дома. Дословный перевод ведических мантр предполагает, что в таких случаях назначение мантры заключается в оказании помощи в преодолении трудностей повседневной жизни. В более поздний период индуизма  мантры читались с трансцендентальной спасительной целью как, например, уход из жизни и перерождение, прощение за плохую карму, а также с целью испытать духовную связь с богом. Мантры в этих случаях должны были помочь справиться с состоянием верующего в целом. Согласно Альперу,  спасительные духовные мантры открыли путь мантрам, лишенным буквального значения, но воздействие и музыкальность которых содействовали трансцендентному духовному процессу. В целом, объясняет Альпер, используя, к примеру, мантры Сивасутры (Sivasutra), индуистские мантры обретают философскую тематику и становятся метафорическими по своей социальной значимости и смыслу; Другими словами, они являются духовным языком и инструментом мышления.  Согласно Шталю,  индуистские мантры можно проговаривать вслух, anirukta (бормотать), упамшу (неслышно проговаривать) или manasa (мысленно проговаривать). Во время ритуалов мантры часто используются как молчаливые средства медитации.

Примеры: Основная мантра Om, известная в индуизме как pranava mantra (пранава мантра), является источником всех мантр. Индуистская философия гласит, что до существования и за его пределами есть только одна реальность – это Брахма, и первое проявление Брахмы выражается как Ом. По этой причине Ом считается основополагающей идеей и напоминанием и, таким образом, предваряет и завершает все индуистские молитвы. В то время как некоторые мантры могут взывать к отдельным богам или началам, основные мантры, такие как Шанти-мантры, Гаятри-мантры и другие в конечном итоге сосредоточены на одной реальности.

Тантрическая школа

В тантрической школе вселенная является звуком. Всевышний (para) порождает существование через слово (Shabda). Процесс создания состоит из колебаний на различных частот и при разных амплитудах, дающих начало явлению мира.

Бухнеман отмечает, что божество мантры является неотъемлемой частью тантрических сборников. Тантрические мантры различаются по своей структуре и размеру. Мала-мантры - это мантры, состоящие из большого количества слогов, в то время как биджа-мантры состоят из одного слога и обычно заканчиваются простым носовым звуком (anusvara). В них отражаются имена божеств; например, Дурга производит dum, а Ганеша - gam. Биджа-мантры начинаются и заканчиваются другими мантрами, создавая тем самым сложную мантру. В тантрической школе эти мантры, говорят, имеют сверхъестественные силы и передаются наставником  ученику во время ритуала посвящения. Тантрические мантры нашли свою многочисленную аудиторию и применение в средневековой Индии, индуистской Юго-Восточной Азии и во многих азиатских буддийских странах.

Маджумдар и другие ученые полагают, что мантры играют центральную роль в тантрической школе, выполняя различные функции - от инициирования и освобождения от любого рода зависимости тантрического верующего до поклонения божествам; от повышения сексуальной энергии мужчин и женщин до приобретения мощной психологической и духовной силы; от предотвращения негативных влияний до изгнания демонов, и многие, многие другие. Подобные функции и другие свойства тантрической мантры являются предметом многолетних споров среди ученых. Тантра применяется не только в индуизме, она встречаются и в буддизме как в Индии, так и за ее пределами. 

Мантра-джапа

Мантра-джапа  - это практика повторного произнесения одной и той же мантры множество раз; наиболее частое количество повторений - 108, но иногда и 5, 10, 28 или 1008 раз.  Джапа встречается в личной молитве некоторых индуистов или при попытке медитировать, а также во время групповых молитв (puja). Джапа сопровождается четками, состоящими из 108 бусинок и головной бусинки (иногда называемой "меру" или гуру-бусинка) – верующий, произнося выбранную им мантру, пальцами считает бусинки. Достигнув 108-го повторения, верующий, при желании пройти еще один цикл мантр, переворачивает малу, не пересекая головной бусинки, и повторяет цикл. Джапа-джайна считается наиболее эффективной, если мантра повторяется мысленно (манасах).

Согласно этой школе, любой стих (shloka) из священных индуистских текстов, таких как Веды, Упанишады, Бхагавадгита, Йога-Сутра и даже Махабхарата, Рамаяна, Дурга Cапташати или Чанди, является мантрой и таким образом, может быть частью джапы, повторяемой для достижения божественного воздействия.  Дхармашастра считает, что Гаятри-мантра, взятая из стиха 3.62.10 Ригведы, и Пурушасукта-мантра – из стиха 10,90 Ригведы, являются наиболее благоприятными для джапа-мантры во время восхода и захода солнца; считается, что они очищает ум и дух.

Знаменитые индийские мантры:

1) Гаятри-мантра считается основной индуистской мантрой, обращенной к вселенскому Брахману (разуму) как к началу познания и просветления. Мантра взята из 10-го стиха Гимна 62 Книги III Ригведы.
Om Bhurbhuvaswaha Tatsaviturvarenyam bhargo devasya dhimahi dhiyo yo naha prachodayat
«Давайте медитировать во славу божественного Света (Животворца, Солнца). Пусть он вдохновляет наше понимание (знание, интеллектуальное просвещение)».

2) Павамана-мантра:
Asato ma sad gamaya, tamaso ma jyotir gamaya, mrtyor mamrtam gamaya.
«от нереального веди меня к реальному, из темноты веди меня к свету, от смерти веди меня к бессмертию»

3) Мантры Шива-сутры
Кроме Шива-сутры, которая произошла от тандавы - танца Шивы, Шива-сутры Васугупты  представляют собой набор из семидесяти семи афоризмов, которые составляют основу традиции духовного мистицизма, известного как кашмирский шиваизм. Они приписываются мудрецу Васугупте 9-го века до н.э. Sambhavopaya (с 1-1 по 1-22), Saktopaya (с 2-1 по 2-10) и Anavopaya (с 3-1 по 3-45) считаются основными подразделами; три из них означают достижение божественного сознания, основным методом Saktopaya которых является мантра. Однако «мантра» в данном контексте не означает колдовство или бормотание какой-либо священной формулы. Слово «мантра» используется здесь в своем этимологическом значении. То, что спасает нас путем размышления о божественном свете сознания – это мантра. Божественное сознание является движущей силой всех мантр. Deha или тело сравнивается с деревом, «мантра» - с arani (частью дерева, используемого для разжигания огня путем трения); prana сравнивается с огнем. Sikha или пламя сравнивается с atma (истинное я); ambara или небеса сравниваются с Шивой. Когда prana зажигается с помощью мантр, используемых как arani, огонь в виде udana появляется в susumna, а затем так же как пламя, отрываясь от огня, исчезает в небесах, так и atma (истинное я), отрываясь от тела, растворяется в Шиве.

Джайнизм

Понятие мантр в джайнизме не ориентируется на материальные аспекты, а относится в основном к поиску прощения, молясь арихантам или божествам, таким как Накода, Падмавати, Манибхадра, Сарасвати, Лакшми и др. Тем не менее, существуют мантры для повышения интеллекта, благополучия, богатства или славы. В джайнизма много разных мантр; большинство из них на санскрите или пракрите, однако в последние несколько веков некоторые мантры были составлены на хинди или гуджарати. Мантры и дистихи скандируются или поются, произносятся вслух или просто артикулируются губами или же читаются мысленно.

Среди джайнистских мантр - Навкар-мантра (буквальный перевод - «мантра из девяти строк») является центральной мантрой в джайнизме. Первые 5 строк включают в себя обращения к разным священным душам, а последние 4 строки представляют собой пояснения,  подчеркивающие преимущества и величие этой мантры.

Namo Arihantanam

Я поклоняюсь арихантам (завоевателям).

Namo Siddhanam

Я поклоняюсь сиддхам (освобожденным душам).

Namo Âyariyanam

Я поклоняюсь арчарьям (наставникам или духовным лидерам).

Namo Uvajjhayanam

Я поклоняюсь упадхам (учителям).

Namo Loe Savva Sahunam

Я поклоняюсь всем садхам в мире (святым или мудрецам).

Eso Panch Namokkaro,
Savva Pavappanasano,
Mangalanam Cha Savvesim,
Padhamam Havai Mangalam.

Эти пять обращений (мантр) разрушают все грехи,
и все благодатные мантры являются одной самой благодатной.

Миками Дукадам: В джайнизме прощение является одной из главных добродетелей, которую необходимо развивать. Ksamapana или высшее прощение является частью одной из десяти характеристик дхармы. В молитве пратикрамана джайны просят прощения у различных существ, даже у ekindriyas  - растений и микроорганизмов, которым они, возможно, навредили во время еды и при выполнении своих повседневных дел. Прощение просят, произнося фразу, Micchami dukkadam. Эта фраза на пракрите буквально означает «Пусть все причиненное зло не принесет никаких негативных последствий».

Прощение: В своих ежедневных молитвах и samayika, джайны читают карьявахи-сутру на пракрите, прося прощения буквально у всех живых существ, с которыми они сталкиваются при выполнении своих повседневных дел: «О ты, почтенный, прошу твоего разрешения. Хотел бы признаться в своих грехах, совершаемых во время ходьбы. Прошу твоего разрешения. Хотел бы освободиться от грехов своим признанием. Прошу прощения у всех тех живых существ, которых я, возможно, потревожил во время ходьбы, приходя и уходя, наступая на живые организмы, семена, зеленую траву, капли росы, муравейники, мох, живую воду, живую землю, паутину и всякое другое. Прошу прощения у всех живых существ, будь то одноклеточные или многоклеточные, на которых я, возможно, наступил, покрыл пылью, присыпал землей, толкнул, перевернул, напугал, сдвинул с места или лишил жизни. Да освобожусь я своим признанием от всех грехов.

Буддизм

Тхеравада

Согласно Джеку Корнфилду: «Использование мантры или повторение определенных фраз на языке пали - весьма распространенная форма медитации в традиции Тхеравады. В простых мантрах в качестве ее слов повторяется имя Будды, «Буддо» [так как «Буддо» на самом деле является титулом, а не именем] или «Дхарма» или «Сангха», община. Другие мантры направлены на выработку милосердия. Некоторые мантры направляют внимание на процесс изменения путем повторения фразы на языке пали, означающей «все меняется», в то время как другие мантры используются для выработки спокойствия и переводятся как «пусть все идет своим чередом». Довольно часто практика мантры сочетается с медитацией на дыхании, когда мантра проговаривается одновременно с вдохом и выдохом для достижения спокойствия и концентрации. Медитация с использованием мантры особенно популярна среди мирян. Подобно другим упражнениям на концентрацию, ее можно  применять, чтобы просто успокоить ум или как основу для практики прозрения, когда мантра становится центром наблюдения за течением жизни или помогает уступать и отпустить».

Мантра Будда широко распространена в Тайской лесной традиции и преподавалась Аджаном Ча и его учениками.

В традиции тантрической Тхеравады Юго-Восточной Азии мантры играют центральную роль благодаря технике медитации. Популярные мантры в этой традиции: Namo Buddhaya (Поклонение Будде) и Araham (Достойнейший).

Неэзотерический буддизм

В буддизме в Китае и Вьетнаме монах Юлин, наставник Императора Шуньчжи, составил десять небольших мантр  для монахов, монахинь и мирян для пения их по утрам.

Наряду с этими десятью мантрами также скандировались мантра Великого Сострадания, Шурангама- мантра, Сутра сердца и различные формы nianfo. Шурангама- мантра, возможно, самая длинная мантра. Существует Тайская буддийская амулет-катха: это мантра, проговариваемая с амулетом в руке.

Сингонский буддизм

Кукай (774-835 г.г.), известный буддийский монах, выдвинул общую теорию языка, основанную на анализе двух форм буддийского ритуального языка: дхарани и мантра. Мантра ограничивается эзотерической буддийской практикой, тогда как дхарани встречается как в эзотерическом, так и в экзотерическом ритуале. Дхарани, например, встречаются в Сутре сердца. Термин «сингон» (буквальный перевод – «истинное слово») - это японское произношение китайского термина «мантра».

Слово дхарани происходит от санскритского корня dh.r, что означает держать или поддерживать. Рюичи Абе полагает, что оно, как правило, представляет собой идентифицирующее-мнемонический прием, который заключает в себе смысл раздела или главы сутры. Считается также, что дхарани защищают того, кто их повторяет, от пагубных влияний и катаклизмов.

Традиционно считается, что термин мантра происходит от двух корней: man (человек), to think (думать) и суффикса -tra, означающего конкретное действие. Таким образом, слово мантра можно рассматривать как лингвистический прием для углубления мыслей или, в буддийском контексте, для достижения просветленного ума. Оно также применялось в качестве магических заклинаний с целью достижения богатства и долголетия, а также устранения врагов. В повседневной жизни многие полагали, что чтение мантры не столь важно для достижения ожидаемого воздействия, которое невозможно получить из-за установившейся кармы или потому что существует иной лучший способ разрешения ситуации.

Различие между дхарани и мантрой определить сложно. Можно сказать, что все мантры являются дхарани, однако не все дхарани являются мантрами. Мантры, как правило, короче. И те и другие обычно содержат ряд непонятных фонетических фрагментов, таких как Ом или Аум, которые некоторые считают по сути бессмысленными. Кукай сделал мантру особой категорией дхарани, и показал, что  каждый слог дхарани  - это проявление истинной природы реальности; в буддийской терминологии каждый звук является проявлением шуньяты или пустоты собственной природы. Таким образом, Кукай полагает, что дхарани в действительности наполнены смыслом - каждый слог является символическим на разных уровнях.

Одним из важных вкладов Кукая явилось то, что он далее развил эту символическую ассоциацию, заявляя, что между слогами мантр и священных текстов, а также обычным языком нет существенной разницы. Когда понимаешь как действует мантра, то любые звуки могут быть символами высшей реальности. Именно этот акцент на звуки и стал одним из побудительных мотивов для Кукая при создании им фонетической системы письма kana, принятой в то время в Японии. Кукаю, как правило, приписывают изобретение каны, однако для некоторых ученых такая версия является сомнительной. Эта теории языка, основанная на мантрах, оказала огромное влияние на японское мышление и общество, которое до времен Кукая находилось под властью китайской культуры мышления, в частности, в форме классического китайского языка, применяемого в судах и среди литераторов , а конфуцианство было доминирующей политической идеологией. Кукай смог использовать эту новую теорию языка для создания связи между коренной японской культурой и буддизмом. К примеру, он установил связь между Буддой Махавайрокану и синтоистской богиней солнца Аматерасу. Так как императоры считались потомками Аматерасу, Кукай показал прямую связь между императором и Буддой, а также возможность объединения синтоизма с буддизмом, что не получилось с конфуцианством.

Таким образом, Буддизм, а не конфуцианство, стал, по сути, коренной религией. И это соединение произошло именно через язык и мантры. Кукай впервые объяснил то, чем является мантра: он поднял такие фундаментальные вопросы, как - что означает текст, какова функция знаков и, что важнее всего, какой это язык. Тем самым он затронул некоторые проблемы, которые волнуют современных структуралистов и других специалистов в области лингвистики, хотя и пришел к неоднозначным выводам.

В этой системе мышления все звуки, как говорят, происходят от "а" - как короткий звук в слове father (отец). Для эзотерического буддизма звук "а" имеет особую функцию, так как он связан с Шуньята или идеей о том, что ничто не существует само по себе, а зависит от причин и условий. (См. Взаимозависимое происхождение). В санскрите звук "а" является префиксом, который изменяет значение слова на противоположное, отсюда «vidya» означает понимание, а «avidya» - невежество (та же схема встречается и в греческих словах, например, «atheism» (атеизм) - «theism» (теизм), «apathy» (апатия) - «pathos» (пафос). Буква «а»  существует как в системе письменности сиддхам, так и произносится в обрядах и медитативных практиках. В Сутре Махавайрокана, которая занимает центральное место в сингонском буддизме, говорится: Благодаря изначальным обетам Будд и Бодхисаттв, чудотворная сила пребывает в мантрах, и посему тот, кто произносит их, обретает безграничную заслугу». Мантра  - это кудзи-кири в учениях сюгэндо и сингон. Практика написания мантр, а также копирование текстов в качестве духовной практики стала в Японии более утонченной, а многие буддийские сутры на санскрите, записанные по системе сиддхам, в настоящее время можно увидеть только в Японии.

Индо-тибетский буддизм

Мантраяна (санскрит), что можно перевести как «путь мантры», было  первоначальным самоопределяющим названием того, что привело к определению  «Ньингмапа», что переводится как «приверженцы древнего пути». В последствии Мантраяна стало синонимом Ваджраяны.

Известный переводчик буддийских текстов Конзе (1904-1979 г.г.) выделяет три периода в буддийском применении мантры.

Изначально, по словам Конзе, как и его коллег индийцев, буддисты использовали мантру как защитные заклинания для изгнания злых и пагубных влияний. Несмотря на правило Виная, которое запрещает монахам заниматься брахманической практикой пения мантр с целью получения материальной выгоды, существует целый ряд защитных заклинаний для монахов-отшельников. Тем не менее, даже на этой ранней стадии, возможно, существовало нечто большее, чем действие анимистической магии. В частности, в случае с Ратаной-суттой, судя по всему,  эффективность стихов  связана с понятием «истина». Каждый стих сутты заканчивается словами «благодаря этой истине возможно счастье».

Конзе отмечает, что более поздние мантры использовались скорее для того, чтобы защитить духовную жизнь певчего, а части мантры входили в некоторые сутры Махаяны, такие как Сутра Белого Лотоса и Ланкаватара-Сутра. В то время также менялась и степень защиты. В Сутре Золотого Света Четыре Великих Короля обещают осуществлять суверенитет над различными классами полубогов, дабы  защитить всю Джамбудвипу (субконтинент Индии), монахов, которые возвещают сутру, а также царей, опекающих монахов, возвещающих сутру. Апофеозом такого подхода является Нитирэн, одна из школ буддизма, основанная в 13 веке в Японии, которая свела многие ранние сложные буддийские практики до почитания Лотосовой сутры путем чтения даймоку (мантры): «Nam myoho renge kyo», которая переводится как «преклонение перед Лотосовой сутрой».

Согласно Конзе, третий период начался примерно в 7-м веке, когда Мантраяна заняла центральное место и стала собственно средством спасения души. Тантра начала набирать обороты в 6-м и 7-м веках и уже в 300 г.н.э. появились специфические буддийские формы. Мантраяна – раннее название того, что в настоящее время широко известно как Ваджраяна, а это говорит нам о роли мантры в индо-тибетском буддизме. Цель практики Ваджраяны – передать практикующему непосредственное восприятие реальности и вещей такими, какими они на самом деле являются. Мантры используются как символы реальности, а разные мантры олицетворяют разные аспекты этой реальности – например, мудрости и сострадания. Мантры часто ассоциируются с конкретным божеством, за исключением мантры Праджняпарамита, которая ассоциируется с Сутрой сердца. Одной из ключевых стратегий Ваджраяны для достижения непосредственного восприятия реальности является вовлечение всего организма в практику. Согласно одной из школ буддизма, человек состоит из «тела, речи и ума». Таким образом, типичная садхана или практика медитации может включать в себя мудры, или символические жесты; чтение мантр; а также визуализацию небесных существ и букв читаемой мантры. Здесь очевидно, что мантра связана с речью. Медитирующий может визуализировать буквы перед собой или внутри своего тела. Буквы эти можно произносить вслух или мысленно.

Ом мани падме хум: Вероятно, самая известная мантра тибетского буддизма - Ом Мани Падме Хум, мантра Бодхисаттвы сострадания Авалокитешвары из шести слогов (тиб: Ченрезиг, кит.: Гуаньинь). Эта мантра ассоциируется прежде всего с Шадакшари - формой Авалокитешвары с четырьмя руками. Далай-лама считается воплощением Авалокитешвары и поэтому эта мантра особенно почитаема среди его последователей. Одно из значений слогов мантры связывают  шестью  мирами Сансары и освобождением от рождения в них.

Религия Бахаи

Баха-мантра «Аllah-u-Abha» читается  95 раз в день. Многие используют четки.

Сикхизм

В религии сикхов, мантра – это шабад (слово или гимн) из первой книги Ади Грантх для концентрации сознания на Божестве и послании десяти сикхских гуру. Мантры в сикхизме коренным образом отличаются от тайных мантр, используемых в других религиях. В отличие от других религий, сикхийские мантры может читать кто угодно. Они используются открыто, их не учат на тайных сборищах, но читают перед собраниями сикхов. Самая известная сикхская мантра - Мул Мантар, которую создал Гуру Нанака.

Даосизм

Есть мантры и в даосизме, такие как Dafan yinyu wuliang yin и мантра тибетского буддизма OM. Также существуют мантры в Чхондогё,  Дэсун Джинрихё, Джеунг Сан-До и Оммёдо.


По материалам
https://en.wikipedia.org/wiki/Mantra

 

на главную | новости | Тибет-2004 | Тибет-2005 | Друзья и партнеры | Тибетские Дома по всему миру
  2004-2017 © Региональная общественная организация по изучению
традиционного уклада жизни и обычаев народов Тибета «Тибетский дом»

107045, Москва, Рождественский бульвар, 19
Тел.: +7-499-130-42-97; +7-905-517-51-70
E-mail: moscow@tibethouse.ru   tibethousemoscow@gmail.com | Реквизиты